Загрузка.
Пожалуйста, подождите...

 
 

Финское население в области Оки

Май 2009 г. | Категория: IX - начало XII вв  | Просмотров: 8936

«По Оцh рhцh, гдh потече въ Волгу, Мурома языкъ свой и Черемеси свой языкъ, Мордва свой языкъ», говорит наш начальный летописец, перечисляя народы, населявшие древнюю Россию. «А се суть инiи (т. е. не славянские) языци, иже дань дають Руси: Чудь, Меря, Весь, Мурома, Черемись, Мордва»и пр. Следовательно, речная область Оки в первый раз является в истории с обитателями финского или чудского племени. Но заговорив о финском племени и его подразделениях, мы чувствуем под собою почву, далеко нетвердую. Этот важный элемент в составе Русского государства представляет еще задачу для истории, и мы пока напрасно ищем в ученой литературе авторитета, на который могли бы смело опереться в своих выводах. Особенно мало сделано для истории и этнографии финнов восточной России.

Финские народцы, обитавшие в области Оки, по некоторым признакам, составляли только часть большого мордовского племени. Нетрудно представить себе главные черты их быта при начале нашей истории; без всякого сомнения, он был очень прост и немногосложен, как у всех народов, не вышедших еще из состояния дикости. Рассеянные небольшими группами или отдельными семьями, финны жили в глуши первобытных лесов, на берегу рек и бесконечных болот; охота и, вероятно, пчеловодство служили им главным источником существования; земледелие, может быть, и в те времена входило уже в число их занятий; но ему не благоприятствовали лесистая природа страны и местами скупая, песчано-глинистая почва. В этом случае для нас драгоценны слова Герберштейна, которыми он в первой половине XVI века характеризует мордовское племя. «К востоку и югу от реки Мокши, говорит он, лежат огромные леса, в которых обитает мордва, народ говорящий особенным языком. Они отчасти идолопоклонники, отчасти магометане; живут разбросанными селениями, обрабатывают поля; питаются мясом диких животных и медом; богаты дорогими мехами; народ суровый, храбро отбивающий от себя татарских хищников; почти все пешие, вооружены длинными луками и превосходные стрелки». Если сравним с этим известием описание чисто мордовского быта в наше время, то в главных чертах мы находим большое сходство; отсюда имеем право заключить, что и с IX века по XVI этот быт изменился очень мало. Так, например, мордва до сих пор отличается свойственною дикарям неразборчивостью в выборе пищи; только в недавнее время она оставила привычку пожирать самых нечистых животных; а мясо медведей, волков, ежей, белок, вьюнов и ястребов еще не вышло из употребления.

В XVI веке часть мордвы исповедывала ислам, заимствованный у соседних болгар, казанских и касимовских татар; но в IX веке язычество в этих странах еще не встречало себе никакого противодействия. К сожалению, религиозные верования северо-восточных финнов далеко не приведены в известность для того, чтобы можно было построить из них полную систему. Однако, благодаря заметкам некоторых наблюдателей, мы имеем довольно цельное понятие о язычестве мордовского племени; видим, что оно прошло несколько ступеней религиозного развития и не лишено присутствия господствующей идеи. Верховное божество называется Шкай; за ним следуют низшие боги и богини, между которыми разделены заботы по управлению различными частями мира, таковы: Керемять, Азарава, Паксязар и Паксязарава, Вирьязар и Вирьязарава, Ведьязар и Ведьязарава, Лугазар и Лугазарава, Юртазар и Юртазарава и пр. Все эти имена встречаются в молитвах, преданьях и поверьях у мордвинов, которые вообще поздно, неохотно подчинились христианству, и упорно продолжают сохранять многие языческие верования и обряды.

Приведенные имена свидетельствуют, что мордва почитала высшее начало под именем Азар; но что это божество, как и у других народов, разрешалось на отдельные силы природы; таким образом явились: Ведьязар лесной бог, Юртазар домашний бог и т. д. вроде славянских леших и домовых.

Нижнее течение Оки почти до самого устья занимало племя мурома, которое прежде других племен, обитавших по Оке, примкнуло к возникающему государству, и несколько опередило их в развитии общественных форм. В IX столетии мы находим здесь город Муром, который может быть и распространил свое имя на ближнюю часть мордвы. Близость Волги, по которой шел водный путь из Новгорода в Болгарию и Козарию более всего способствовала раннему участию мери и муромы в русской истории. Язычество муромы, судя по той борьбе, которую должны были выдержать против него первые проповедники христианства, достигло некоторой степени развития. Не знаем, насколько их верования были общи с мордвою; но у нас сохранилось несколько любопытных известий об обрядах муромцев в конце XI столетия. Из жития муромского кн. Константина :«Очныя ради немощи въ кладезяхъ умывающеся и сребреницы на ня повергающе... дуплинамъ древянымъ вhтви убрусцемъ обвhшивающе и симъ покланяющеся... кони закалающе, и по мертвыхъ ременныя плетенiя и древолазная съ ними въ землю погребающе, и битвы и кроенiе и лицъ настрhкания и дранiя творяще».

Между всеми мордовскими народцами для нас особенно важна мещера, которая обитала по притокам Оки выше муромы. Доныне вся северная часть Рязанской губернии носит название «Мещерской стороны». Древние летописцы не отличают ее от мери и мордвы, и не знают ее имени. Вероятнее всего, что название мещера есть только видоизменение слова меря. Затерянные в непроходимых дебрях и болотах между притоками средней Оки, мещеряки долее своих соседей остаются на степени совершенной дикости и ускользают от внимания истории.

Итак, прежде нежели появился славянский элемент в тех местах, о которых мы говорим, финские племена с незапамятных времен были здесь полные хозяева, и самым заметным памятником их древнего господства бесспорно служат до сих пор многие темные для нас географические названия.

 (голосов: 55)