Загрузка.
Пожалуйста, подождите...

 
 

Борьба Олега Святославича с детьми Мономаха

Май 2009 г. | Категория: IX - начало XII вв  | Просмотров: 3803

Итак, Олег удалился в одно из наследственных владений своего рода, в Рязань. Но заранее можно было предвидеть, что гордый и храбрый князь не останется спокойно в этой бедной волости, которую надобно было еще делить со своим младшим братом, и не потерпит дальнейшего нарушения своих прав на сравнительно богатый Муром. Он и теперь не захотел выполнить данного слова ехать в Киев и положиться на правосудие враждебных князей; а, по обыкновению, предпочел решить дело оружием. В том же 1096 г. Олег присоединил к Рязанской дружине воинов своего брата Давида и пошел на племянника. Когда весть об опасности дошла до Изяслава, он поспешил призвать на помощь дружины ближних переяславских уделов Суздаля, Ростова, Белоозера и приготовился к обороне. «Ступай в волость отца своего, в Ростов», прислал сказать ему Олег: «А это волость моего отца; когда сяду здесь, то хочу урядиться с твоим отцом, который выгнал меня из родного города; а ты неужели и здесь не хочешь дать мне моего же хлеба». Юноша, надеясь на многочисленную рать, не хотел уступить справедливому требованию дяди, и бодро вышел ему навстречу. Сам летописец, вообще неблагосклонный к Олегу, в этом случае принимает его сторону. «Олег же надеялся на правду, яко прав бе в сем Олег», прибавляет он, – «и поиде к граду с вои». На поляне у ворот Мурома 6 сентября произошла упорная битва; Изяслав пал мертвый, и войско его обратилось в бегство; одна часть рассеялась по лесу, а другая укрылась в городе. Гражданам теперь не оставалось ничего более, как с покорностью принять прежнего князя. Тело Изяслава с честью было похоронено в монастыре Св. Спаса, а впоследствии перенесено отсюда в Новгород. Олег не удовольствовался тем, что задержал молодую жену племянника, и приказал поковать ростовцев, суздальцев и белоозерцев, захваченных в Муроме; но дал полную волю своей мести: он овладел землями Суздальскою и Ростовскою; посажал своих посадников по городам и начал брать дани. Это занятие чужих волостей опять влекло за собою неизбежные войны. Брат убитого Изяслава Мстислав, княживший в Новгороде, спешит вступиться за права своего рода, и присылает к Олегу со словами: «Ступай из Суздаля в Муром, в чужой волости не сиди; а я с дружиною пошлем к отцу моему, и помирю тебя с ним; хотя ты и брата моего убил, но это неудивительно: в войнах погибают и цари и знатные мужи». Олег в свою очередь повторяет ошибку юноши Изяслава, и после удачи показывает ту же заносчивость. Летописец говорит, что он не только отвечал отказом на справедливое требование племянника, но задумал овладеть и Новгородом. Олег расположился с войском на поле у Ростова; а младшего брата своего Ярослава выслал наперед в сторожах. Здесь в первый раз, в летописи, является действующим лицом этот родоначальник рязанских князей.

После отца Ярослав остался очень молод, так что первое время он, вероятно, жил у дяди Всеволода. Когда последний в 1078 г. сделался великим князем и разделил племянникам уделы, Ярославу досталась Рязань, самая незавидная из отцовских земель. Мы не знаем, когда именно младший Святославич отправился в свой удел, и какое участие принимал до 1096 г. в непостоянной судьбе старшего брата; по крайней мере, не встречаем его до тех пор, пока Олег не перенес свою беспокойную деятельность из южной России в северо-восточную. Присутствие Ярослава в Рязани прежде означенного года отчасти обнаруживается тем, что сын Мономаха из Курска отправился прямо в Муром, где находились посадники Олега, и на пути миновал Рязань, вероятно, потому, что она управлялась в то время собственным князем. Последняя догадка получит еще большую степень вероятности, если возьмем в расчет другое современное обстоятельство. Без сомнения одну из главных забот Ярослава составляло построение городов в своей малонаселенной волости. Действительно под 1096 г. мы имеем следующее известие: «заложен был град Переяславль Рязанский у церкви Св. Николы Старого. Судя по словам Герберштейна, древняя крепость, около которой впоследствии образовался город Переяславль, первоначально называлась Ярославом или Ярославлем, т. е. по имени своего основателя. Может быть, около того же времени получил свое начало и город Пронск. Вместе с рязанскою дружиною, конечно, Ярослав последовал за Олегом в его походе к Мурому и принял непосредственное участие в борьбе с детьми Мономаха. Но роль его пока была второстепенная; очевидно, он находится в полном повиновении у старшего брата, и летописец до времени не считает нужным говорить о его присутствии в полках Олега.

Посоветовавшись с новгородцами, Мстислав послал в сторожах Добрыню Рагуйловича, который схватил Олеговых сборщиков податей. Услыхав о том, Ярослав, стоявший тогда на Медведице, в ту же ночь бежал к Олегу. Последний отступил сначала к Ростову, потом к Суздалю; но преследуемый Мстиславом, он велел зажечь Суздаль и удалился в Муром. Изгнав неприятелей из своих родных волостей, скромный Мстислав не желает продолжать бесполезную войну с крестным отцом и опять предлагает ему помириться. «Я моложе тебя», говорит он Олегу; «пересылайся с моим отцом и возврати захваченную дружину; а я во всем тебя послушаю. К тому же времени, вероятно, относится известное письмо Владимира Мономаха к Олегу. По мнению Карамзина оно не могло быть написано после изгнания Олега из Мурома, как показывают слова: «и ты сидиши в своем уделе». Далее см. то место, где Мономах просит Олега отпустить его сноху, т. е. жену покойного Изяслава. Несмотря на печаль о потере сына, Владимир, однако, соглашается на кроткие убеждения Мстислава: первый обращается к своему врагу со словами примирения и в трогательном послании к нему изливает чувства отца и христианина. Олег, чувствуя себя не в силах бороться с племянником, изъявил готовность к миру; молодой князь, оставшись в Суздале, доверчиво распустил своих ратников по селам, и даже не выставил в поле обычных сторожей.

Настала первая неделя великого поста. Мстислав сидел за обедом, как вдруг пришла весть, что Олег уже появился на Клязьме. Последний, однако, напрасно рассчитывал на то, что племянник, застигнутый врасплох, поспешит удалиться из Суздаля. В два дня Мстислав успел опять собрать сильную дружину из новогородцев, ростовцев, белозерцев. Он не хотел оставаться под защитою укреплений; а вышел в поле и приготовился к битве. Олег почему-то промедлил еще четыре дня, и дал время подоспеть младшему брату Мстислава Вячеславу, которого Мономах послал с половцами на помощь к сыну. Только на пятый день Святославичи двинулись вперед и на берегах Колакши вступили в битву с детьми Мономаха. Дело кончилось в пользу последних. Разбитый Олег прибежал в Муром, затворил здесь брата; а сам пошел к Рязани, вероятно, для того, чтобы собирать новое войско. Но деятельный противник на этот раз решился не оставлять своего преследования до тех пор, пока не принудит неугомонного дядю к окончательному миру: поэтому он не останавливается долго перед Муромом, довольствуется выдачею Изяславовой дружины и по Оке спешит за Олегом. Последний, не дожидаясь его, убегает из Рязани. Мстислав и здесь заключает мир с гражданами, освобождает из плена своих людей, и в третий раз посылает к дяде с мирными предложениями. «Не бегай», говорит он Олегу; «а пошли лучше к братьям с просьбою; они не лишат тебя Русской земли; я также попрошу за тебя своего отца». Олег, наконец, дал обещание последовать его совету, и Мстислав воротился в Суздаль.

В словах Мстислава для нас особенно замечательно выражение: «они не лишат тебя Русской земли». Следовательно, все усилия Олега: занятие чужих волостей, измены, битвы – все до сих пор направлено было к тому, чтобы силою воротить отцовские волости в Приднепровье, которое, как известно, в то время по преимуществу называлось Русскою землею. Но оружие изменило Олегу; поневоле пришлось положиться на великодушие своих врагов. Любецкий сейм 1097 г. положил конец борьбе за Черниговскую волость. Святославичам были возвращены почти все отцовские земли, т. е. Чернигов, Новгород Северский, Вятичи, Муром и Рязань. Давид занял Черниговское княжество, Олег Северское, а Ярослав Муромо-Рязанское. С того времени согласие между Мономахом и Святославичами не прекращалось до самой его смерти. Они вместе наказывают Давида Игоревича за вероломное ослепление Василька, и еще раз скрепляют свой союз на Витичевском съезде. Но в знаменитых походах на половцев принимает участие только Давид Святославич; Олег по-прежнему уклоняется от встречи со старыми союзниками; а Ярослав почти совсем остается чужд событиям южной России; мы не встречаем его ни на съездах, ни в походах. Только раз, под 1101 г., он появляется вместе с братьями на реке Золотче, чтобы идти с ними на половцев. Поход, однако, не состоялся, и у Сакова был заключен мир. Не ранее 1123 г. потом мы находим его в Приднепровье. Посмотрим между тем, какова была его деятельность на севере.

 (голосов: 10)
2291207 год
Олег и Глеб Владимировичи оклеветали других рязанских князей перед Всеволодом Большое Гнездо, в результате чего были схвачены их дядья Роман, Святослав Глебовичи и двоюродные братья Ингварь, Юрий и Роман Игоревичи.