Загрузка.
Пожалуйста, подождите...

 
 

Федор Ольгович

Октябрь 2009 г. | Категория: Последняя эпоха самостоятельности  | Просмотров: 3319

Дальнейшая история Рязани представляет только постепенный переход к окончательному соединению с Москвою; отклонения от этого пути были очень незначительны. Между преемниками Олега нет ни одного князя, над которым историк мог бы с участием остановить свое внимание. Их имена сливаются вместе и не оставляют после себя никаких цельных образов. В этом отношении потомков Олега можно сравнить с его предшественниками, которые наполнили собою первую половину XIV в.; разница в том, что на последних лежит печать жесткого и беспокойного характера, между тем как первые напротив отличаются мягкостью, не свойственною их предкам, и заметным недостатком энергии.

Любутское поражение, очевидно, повлекло за собою важные следствия: влияние, которое приобрели рязанцы на некоторые северские княжества, и соперничество с Литвою уничтожились одним ударом. Вместе со смертью Олега рушилось и единство рязанских уделов; в Муроме уже сидели наместники в. князя Московского; а Пронск возобновил старую вражду с Рязанью. Пронским князем в то время был Иван Владимирович; он после отца, вероятно, остался еще очень молод и должен был разделить наследие со своими родственниками; но потом успел сосредоточить в своих руках пронский удел, и по смерти Олега уничтожил свою зависимость от в. князя Рязанского.

Олег оставил двух сыновей Федора и Родослава. Интересно было бы знать, каким образом он разделил или предполагал разделить между ними свое княжество; но Родослав сидел в тяжком плену, и потому Федор Ольгович наследовал весь рязанский удел. Первым его делом было отправиться в Орду к хану Шадибеку с дарами и с известием о смерти отца. Царь пожаловал его, дал ему ярлык на отчину и дедину и отпустил на великое княжение Рязанское. Обезопасивши себя с этой стороны, Федор поспешил определить свои отношения к Москве. Заметим при этом, что, родственный союз рязанского князя с потомками Калиты был подкреплен за два года перед тем браком Федоровой дочери с Иваном, сыном Владимира Храброго. Вот содержание договора, который в том же 1402 г. был заключен между великим князем Василием Дмитриевичем, его дядею Владимиром Андреевичем, братьями Юрием, Андреем и Петром с одной стороны и Федором Ольговичем с другой.

Во-первых, в. князь Рязанский должен иметь себе Василия Дмитриевича старшим братом, Владимира Андреевича и Юрия Дмитриевича равными братьями, Андрея и Петра младшими. Он обязывается быть заодно с московским князем, не приставать к татарам; может посылать от себя в Орду посла (киличея) с дарами и честить также у себя татарского посла; но только должен давать знать о том и другом в Москву; а в случае разлада с Ордою действовать по думе с в. князем Московским. Границы между княжествами остаются почти те же, которые обозначены в договорной грамоте 1381 г.; только некоторые мещерские места, купленные Олегом, отходят к Москве. Во внутренние дела Рязанского княжества Василий Дмитриевич и его братья дают обещание не вступаться. Замечательны те слова грамоты, которыми определяются отношения Федора Ольговича к князю Пронскому. «А со княземъ с великимъ с Иваномъ Володимеровичемъ, взяти любовь по давнымъ грамотамъ. А если учинится между васъ какая обида, то вамъ послать своихъ бояръ, чтобы разсудили дhло; а въ чемъ не сойдутся, пусть третiй имъ будетъ Митрополитъ; кого Митрополитъ обвинитъ, тотъ долженъ отдать обидное, а если не отдастъ, то я Великiй князь Василiй Дмитрiевичъ заставлю его исправиться». Далее, с князьями Новосильским и Тарусскими Федор Ольгович должен помириться также по давным грамотам и жить с ними без обиды, «потому что тh князья со мною один человhк». Если произойдет у рязанского князя с ними спор за границы, то пусть съезжаются с обеих сторон бояре и решают дело; а третьего избирают себе, кого им угодно. В случае непокорности приговору, московский князь опять принимает на себя его исполнение. Обе договаривающиеся стороны обязываются возвратить пленников, начиная со времени Скорнищевской битвы. С Витовтом Федор Ольгович может мириться не иначе как по думе с Василием Дмитриевичем. – Условия договора в главных чертах похожи на те, которые мы встретили в договорной грамоте Олега с Димитрием; но подробности и самый тон грамоты, несмотря на обычные формы, бросают на рязанцев бoльшую тень зависимости от Москвы.

Война с Витовтом, кажется, прекратилась спустя года три, потому что около этого времени был выкуплен из плена Родослав Ольгович за 3 000 рублей. Этот несчастный князь после своего освобождения жил не более двух лет; – он был последний из потомков Ярослава Святославича, который известен в истории под языческим именем.

1408 год ознаменован последнею сильною усобицею между князьями Рязанским и Пронским. В этом году Иван Владимирович воротился в свой удел из Орды от царя Булата с пожалованьем и с честью в сопровождении ханского посла. Спустя несколько месяцев, он с татарскою помощью неожиданно напал на Федора Ольговича. Федор бежал за Оку; а соперник его сел на обоих княжениях. Василий Дмитриевич остался верен заключенному недавно договору, и послал на помощь своему зятю воевод коломенского Игнатия Семеновича Жеребцова и муромского Семена Жирославича. На реке Смядве воеводы великого князя потерпели сильное поражение от Ивана Володимировича; Жеребцов был убит со многими товарищами, а Семен Жирославич попался в плен. Несмотря на удачу, Пронский князь не посмел, однако, продолжать борьбу с Василием, и при его посредничестве соперники в том же году заключили мир.

Неизвестно, до которого года княжил Федор Ольгович. Источники упоминают о нем еще два раза; во-первых, в 1409 г. по поводу возвращения митрополита Фотия из Царьграда в Москву; потом в 1423 г. по поводу поставления Сергия Азакова на Рязанское епископство. Надобно полагать, что он скончался, спустя года три или четыре, т.е. около 1427 г. Преемником Федора был сын его Иван.

 (голосов: 5)
2291207 год
Олег и Глеб Владимировичи оклеветали других рязанских князей перед Всеволодом Большое Гнездо, в результате чего были схвачены их дядья Роман, Святослав Глебовичи и двоюродные братья Ингварь, Юрий и Роман Игоревичи.