Загрузка.
Пожалуйста, подождите...

 
 

Духовенство

Январь 2010 г. | Категория: Последняя эпоха самостоятельности  | Просмотров: 2814

Духовенство рязанское пользовалось всеми обычными правами и доходами того времени, кроме того в административном отношении оно, кажется, менее подчинено было светской власти, нежели в других княжествах. Вот какое условие относительно духовенства помещают рязанские князья в своем договоре: «А что дом великих мучеников Бориса и Глеба и отца нашего Симеона Владыки в нашей отчине и волости и села и земли бортные и в воды не вступатися, а знают владычни люди мою князя дань и ям, и город рубят; а суд мой князя над владычними людьми в душегубстве и в разбое и в татьбе; а меж моих людей и владычних суд и пристав общий: а меж владычных людей владычен суд. А что в моей отчине монастырские села и земли бортные и воды: и мне князю в то не вступитися; а меж своих людей монастыри судят сами, и пристав их за их людьми».

Епископы рязанские владели обширными поместьями, которые увеличивались иногда покупкою, а, главным образом, вследствие частых пожертвований. В непосредственном заведовании их считались те земли, которые были жалованы князьями соборной церкви (дому) Бориса и Глеба, как показывает большая часть жалованных грамот дошедших до нас. Число известных актов на имя рязанских владык простирается до восьми. Вот их содержание:

В 1303 г. в. князь Михаил Ярославич дал святым мученикам (Борису и Глебу) и отцу своему владыке Степану уезд к селу Владычню с резанкою, с винами, поличным и с правом бить боров в своем уезде. «Занеж купля первых владык, а уезд дали деди и прадеди его». В конце акта прибавлена следующая любопытная подробность: А князь Михаило стоял на Тысье; а владыка Степан тут же князя потчивал.

В 1340 г. сын его Александр Михайлович Пронский дал село Остромирское св. мученикам и отцу своему владыке Григорию с поличным и пошлинами с землею бортною, с полями и пожнями, в память своего деда Ярослава, бабки княгини Феодоры и матери своей княгини Евдокии.

Внук Александра Владимир Димитриевич лета... дал владыке Василию место на Дону с поличным и с бобровыми гонами.

Другой внук знаменитый Олег Иванович был особенно щедр на пожертвования духовенству. Лета... он дал св. мученикам и владыке Василию место на реке Кишне, «первых владык купля». В другое время он пожаловал им еще Воинский уезд со всеми обычными льготами.

В 1387 г. Олег придал в дом владыке Феогносту село свое Старое и Козлово с бортным угодьем.

В 1390 г. старец Иона Переслав (имя Олега в монашестве) пожаловал владыке Феогносту свою отчину Пришный остров к селу Вознесенскому.

В 1498 г. Федор Васильевич Третной дал владыке Протасию земли против села Деднова.

В делах церковного управления епископам помогали десятильники, т.е. начальники десятин, на которые в старину делились русские епископии. В каждой десятине находился особый десятильный двор для их жительства, для производства судных дел и для приезда епископов. Кроме многочисленного штата казначеев, ключников и людей, занимавшихся письмоводством, т.е. дьяков и подьяков, епископы имели еще собственных бояр и детей боярских. О доходах и повинностях городских церквей и причта дает нам некоторое понятие следующее место из грамоты на построение Златоустинской церкви 1485 г. «Жалованья священнику 30 руб. да ржи и овса по 30 четвертей. А дьякону 15 руб. да ржи и овса по 15 четвертей; а епископу с них дани не искать; никому до них дела нет, мостов им не мостить, города и крепостей не делать; а приход к Златоусту серебреники все да пищальники. Да к тому ж храму дворовое место на улице Волковой, где лавка, поставил торговый человек Иван Смолев из оброку на темьян, и на свещи и на вино служебное к Ивану Златоусту. Да за Окою луг ужитня, идучи к Пустыне налево четыре десятины Буяновской».

Монастыри в Рязанском княжестве щедро наделялись поместьями от членов княжеской фамилии и частных лиц; их земли были освобождены почти от всех повинностей и податей. В дарственных грамотах рязанских князей заключаются обыкновенно следующие льготы: в монастырскую околицу волостели, даньщики, ямьщики и другие княжии люди въезжать не имели права; земли им жалуются с резанкою, с винами и поличным; в некоторых грамотах прибавлено татин рубль и в одной безатшины; крестьяне, которых монастырь перезовет на свою землю, освобождались от податей на 5 или на 3 года, если из другого княжества, и на 2 года, если из того же самого. Большая часть древних монастырских актов, дошедших до нас, принадлежит Солотчинской обители. Они обнаруживают, что не одна набожность со стороны частных людей была побудительною причиною к отдаче в монастырь своего имущества: многие владельцы заранее отказывали свои поместья с явным намерением приобрести себе безопасное пользование ими на остальное время жизни под защитою монастырского начальства. Так в одной дарственной записи 1483 г. говорится: «Се аз Настасья, Прокофьева жена Давыдовича, придала есми в дом Святей Богородицы Пречистой Рождества на Солодшу село свое Калялинское архимандриту с братьею в память по своем мужи и по себе по своем животе, а при своем животе то село еще мне ведати самой». Часть своих земель монастыри отдавали в пожизненную аренду соседним служилым людям: арендатор обязывался платить ежегодный оброк. В 1512 г. некто Степан Любавский, вероятно, боярский сын, взял в оброк у Солотчинского монастыря некоторые земли и покосы, с обязательством платить оброку по 5 алтын в год и с условием «той земли и покосов не осваивать, ни продавать, ни по души дать, ни окняживать». Не только частные люди, но и самые князья брали на оброк деревни у монастырей. В 1502 г. Федор Васильевич Третной взял у того же монастыря деревню Сильчино до своей смерти и обязался платить за нее по полтине в год. Отдавая земли в оброк, монахи избавляли себя от лишних хозяйственных хлопот, и выигрывали еще в том отношении, что арендаторы удобряли землю и расчищали леса. Любавский в своей оброчной записи прямо говорит: «А что яз Степан лесу распашу монастырьского, та земля монастырюжь». Подобные акты обыкновенно заключаемы были от имени архимандрита или игумена с братьею. В этом отношении замечательно следующее место одной грамоты: братья Фенины бьют челом Солотчинскому архимандриту Досифею о поместье, «и Орхимандрит Досифей поговоря с братьею пожаловал их поместьем починком Ройкинскою Поляною на речке на Кратвенке».

 (голосов: 5)
2291207 год
Олег и Глеб Владимировичи оклеветали других рязанских князей перед Всеволодом Большое Гнездо, в результате чего были схвачены их дядья Роман, Святослав Глебовичи и двоюродные братья Ингварь, Юрий и Роман Игоревичи.